ЛЕГЕНДЫ О ХРИСТЕ СЕЛЬМА ЛАГЕРЛЁФ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

И бабушка, чтобы разогнать нашу грусть, принялась рассказывать. Мимо мальчиков прошел рослый водонос, сгибаясь под тяжелым мехом, и следом за ним проехал верхом на осле торговец зеленью, окруженный пустыми корзинами. Он расспрашивал молодых супругов об их образе жизни, об их работе, и они отвечали ему весело и непринужденно. Они предложили Августу приступить к жертвоприношению и говорили, что старая Сибилла покинула свою пещеру, вероятно, для того, чтобы приветствовать императора. Наконец он заметил вдали мерцающее пламя.

Добавил: Tojar
Размер: 50.24 Mb
Скачали: 50546
Формат: ZIP архив

Когда мне было пять лет, я пережила очень большое горе. Пожалуй, это было самое крупное горе, какое только выпадало на мою долю.

У меня умерла бабушка. До самой своей смерти она проводила все время, сидя в своей комнате на угловом диване лагерлёя рассказывая нам сказки. Помню я о бабушке очень мало. Помню, что у нее были красивые, белые как снег волосы, что ходила она совсем сгорбившись и постоянно вязала чулок.

Потом я еще помню, что, рассказывая какую-нибудь сказку, она, бывало, положит мне на голову руку и скажет:. Припоминается мне также, что она умела петь славные песни, только пела их не. В одной из этих песен говорилось о каком-то рыцаре и русалке.

Похожие книги на «Легенды о Христе»

У этой песни был припев:. Помню я еще одну молитву и псалом, которым она меня научила. Обо всех сказках, которые она мне рассказывала, у меня осталось слабое, смутное воспоминание, и только одну из них я помню так ясно, что могу ее пересказать.

Это небольшая легенда о Рождестве Христове. Вот, кажется, и все, что я помню о своей бабушке, кроме, впрочем, того чувства ужасного горя, которое я испытала, когда она лагпрлёф. Это я помню лучше.

Легенды о Христе (Сельма Лагерлёф)

Словно вчера это было — так помню я утро, когда диван в углу вдруг сешьма пустым и я не могла даже себе представить, как пройдет этот день. Это я помню вполне ясно и никогда не забуду. Помню, как нас привели проститься с бабушкой и велели поцеловать ей руку, и как мы боялись поцеловать покойницу, и как кто-то сказал, что мы должны легегды ее в последний раз за все те радости, которые она нам доставляла.

Помню я, как все наши сказки и песни положили вместе с бабушкой в длинный черный гроб и увезли… увезли навсегда. Мне казалось, что что-то исчезло тогда из нашей жизни. Как будто дверь в чудную, волшебную страну, по которой мы раньше свободно бродили, закрылась навсегда. И уж никто потом не сумел отворить эту дверь. Мы, дети, постепенно научились играть в куклы и игрушки и жить, как живут все другие дети. И со стороны можно было подумать, что мы перестали тосковать о бабушке, перестали ее вспоминать.

Но и теперь еще, хотя с тех пор прошло сорок лет, в моей памяти ясно встает небольшая легенда о Рождестве Христове, которую мне не раз рассказывала бабушка.

Это было в Рождественский сочельник. Все, кроме бабушки и меня, уехали в церковь. Только мы вдвоем, кажется, и остались во всем доме. Одна из нас была слишком стара, чтобы ехать, а другая — слишком мала. И обеим нам было грустно, что не придется услыхать рождественский гимн и полюбоваться сиянием рождественских свечей в церкви.

И бабушка, чтобы разогнать нашу грусть, принялась рассказывать. Он ходил от одного дома к другому, стучался и говорил: Человек шел все дальше и. Наконец он заметил вдали огонек.

Он направился в ту сторону и увидал разведенный костер. Вокруг костра лежало стадо белых овец. Стадо сторожил старый пастух. И вот человек, которому было нужно добыть огонь, подошел к овцам и увидал, что у ног пастуха лежат три большие собаки. При его приближении все три собаки проснулись, раскрыли свои широкие пасти, словно собираясь залаять, но не издали ни малейшего звука. Человек видел, как шерсть у собак на спине стала дыбом, как засверкали их белые зубы и как все они кинулись на.

  ПИРАТЫ КАРИБСКОГО МОРЯ МЕРТВИЦИ НЕСКАЖУТ СКАЗКИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Он почувствовал, что одна собака схватила было его за ногу, другая — за руку, а третья впилась было ему в горло. Но челюсти и зубы не повиновались собакам, и они, не причинив ему ни малейшего вреда, отошли в сторону. Тогда человек направился к костру, но овцы так плотно прижались друг к другу, что нельзя было пробраться между. Тогда он прошел по их спинам к костру, и ни одна из них не проснулась и даже не пошевелилась.

До сих пор бабушка рассказывала не останавливаясь, и я не прерывала ее, но тут у меня невольно вырвался вопрос:. Это был угрюмый старик, относившийся ко всем подозрительно и неприветливо. Когда он увидел приближавшегося к нему незнакомца, он схватил длинный, заостренный на конце посох, с которым ходил всегда за стадом, и бросил в.

Посох со свистом полетел прямо по направлению к незнакомцу, но, не долетая до него, отклонился и, пролетев мимо, со звоном упал в поле. Жена моя родила ребеночка, и надо развести огонь, согреть ее и младенца! Пастух хотел ему отказать, но когда вспомнил, что собаки не могли укусить этого человека, овцы не испугались и не разбежались от него и посох не задел его, ему стало жутко, и он не посмел отказать незнакомцу. Но костер уже почти догорел, и не осталось ни одного полена, ни одного сучка — лежала только большая куча горячих угольев, а у незнакомца не было ни лопаты, ни ведра, в котором можно было бы их донести.

Увидев это, пастух повторил: Но незнакомец нагнулся, выгреб рукой из-под пепла уголья и положил их в полу своей одежды. И уголья не обожгли ему руки, когда он доставал их, и не прожгли его одежды.

Он понес их, как будто это был не огонь, а орехи или яблоки. Он остановил незнакомца и спросил его: И отчего все к тебе относятся так милостиво? Пастух решил не терять из вида незнакомца, пока не разузнает, что все это значит, и шел следом за ним, пока тот не добрался до своей стоянки.

Легенды о Христе (Сельма Лагерлёф) — читать книгу онлайн бесплатно на Bookz

И пастух юегенды, что у этого человека не было даже хижины, а жена его и младенец лежали в пустой пещере, где ничего не было, кроме голых каменных стен. И подумал тогда пастух, что бедный невинный ребенок может замерзнуть в пещере, и, хотя сердце у него было не из нежных, ему стало жаль младенца.

Решив помочь ему, пастух снял с плеча свою сумку, вынул оттуда мягкую белую овчину и отдал ее незнакомцу, чтобы тот положил на нее младенца. Он увидал, что вокруг него стоят плотным кольцом маленькие ангельчики с серебряными крылышками и в руках у каждого из них — арфа, и услыхал, шегенды они громко поют о том, что в эту ночь родился Спаситель, который искупит мир от грехов.

Оглянувшись, пастух увидел, что ангелы были повсюду: И повсюду царила радость, ликование, пение и нежная музыка… И все это видел и слышал пастух в темную ночь, в которой раньше ничего не замечал. И ощутил он великую радость оттого, что открылись глаза его, и, упав на колени, благодарил Господа.

Читать «Легенды о Христе (с илл.)» — Лагерлеф Сельма Оттилия Ловиса — Страница 1 — ЛитМир

Дело не в свечах и лампадах, не в луне и солнце, а в том, чтобы иметь очи, которые могли бы видеть величие Господа!. Это было в те времена, когда Август был римским императором, а Ирод — царем иудейским. И вот однажды на землю спустилась великая и святая ночь.

  ОУ74 РЕПРЕССЕНТО СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

То была самая темная ночь, какую когда-либо видели люди. Словно вся земля очутилась под какими-то мрачными сводами. Невозможно было отличить воду от земли и не заблудиться, идя даже по самой знакомой дороге. Да иначе и быть не могло, так как хрисое звезды остались в эту ночь дома, а ласковый месяц отвернул свой лик от земли. И так же глубоки, как и тьма, были безмолвие и тишина этой ночи. Реки остановились в своем течении, не слышно было дуновения ветерка, и даже осина перестала дрожать.

Все окаменело, и все было недвижимо, боясь нарушить тишину святой ночи.

Трава приостановила свой рост, роса не падала, цветы не смели благоухать. В эту ночь хищные звери не выходили на охоту, змеи не жалили, не лаяли собаки. И — что еще прекраснее — ни один из неодушевленных предметов не нарушал святости лалерлёф, отказываясь помогать какому-либо дурному делу: В эту-то ночь в Риме небольшая кучка людей вышла из дворца на Палатине и направилась через Форум к Капитолию.

Незадолго лагенлёф тем, на закате дня, окружающие спросили императора, согласится ли он на то, чтобы ему воздвигнули храм на священной горе Рима.

Описание книги «Легенды о Христе»

Но Август не сразу дал свое согласие. Он не знал, угодно ли будет богам, если ему воздвигнут храм наравне с ними, и решил раньше принести жертву своему легеныд, чтобы узнать его волю. И вот он, в сопровождении нескольких приближенных, отправился совершать это жертвоприношение. Август велел нести себя на носилках, потому что он был стар и высокие лестницы Капитолия были ему уже не под силу. Он сам держал клетку с голубями, которых он намеревался принести в жертву.

С ним не было ни жрецов, ни солдат, ни сенаторов — одни лишь самые близкие друзья. Впереди шли, освещая дорогу, факельщики, а сзади следовали рабы, несшие алтарь-треножник, мечи, священный огонь и остальные принадлежности жертвоприношения. По пути император весело беседовал с приближенными, и потому никто из них не заметил беспредельной тишины и мертвого сельмма ночи. Только когда они достигли самой вершины Капитолия, где было выбрано место для нового храма, им стало ясно, что происходит нечто необычайное.

Эта ночь, несомненно, была не похожа на все другие ночи, потому что на краю скалы они увидали какой-то странный предмет. Сначала они приняли его за старый, опаленный молнией ствол оливкового дерева, потом им показалось, что на скалу вышло древнее каменное изваяние из храма Юпитера. Наконец они поняли, что это была старая Сибилла.

Никогда еще им не приходилось видеть такого старого, побуревшего от непогоды, гигантского существа. Эта старуха наводила ужас. Не будь с ними императора, они все бы тотчас же разбежались и попрятались в свои постели. Но почему именно сегодня, в эту ночь, вышла она из своей пещеры? Что предвещает императору и империи эта женщина, пишущая свои пророчества на листьях деревьев, зная, что ветер отнесет их лаггерлёф, для кого они предназначаются?

Они все так перепугались, что, сделай Сибилла малейшее движение, они тотчас же упали бы на колени. Но она сидела неподвижно, как бездыханная.