ЖРЕБИЙ ПРАВЕДНЫХ ГРЕШНИЦ НАТАЛЬЯ НЕСТЕРОВА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Они не сломались там, где сломались их мужчины. Крестьян определили на поселение в излучине Иртыша, на месте давно покинутого, вросшего в землю, обветшалого казачьего форпоста, названия которого никто не помнил. Это касается всех периодов и мест, которые были для меня важны: Если у кого-нибудь скот хирел и подыхал, грешили на Турку как на ближайшего и очевидного виновника падежа. Но, если поразмыслить, купец-то совсем другую часть тела отсек бы греховоднику.

Добавил: Grokasa
Размер: 63.19 Mb
Скачали: 49878
Формат: ZIP архив

Автор выражает искреннюю благодарность всем историкам, краеведам, этнографам, фольклористам, ученым других направлений, чьими стараниями собраны и сохранены бесценные свидетельства о прошлом Сибири. Елене Михайловне Дутовой, заведующей отделом краеведения Центральной городской библиотеки города Омска, ведущему методисту отдела Оксане Викторовне Буратынской. Марине Александровне Жигуновой, кандидату исторических наук, заслуженному ветерану Сибирского отделения Российской академии наук. Боже мой, как богата Россия хорошими людьми!

Если бы не холод, отнимающий у Сибири лето, и если бы не чиновники, развращающие крестьян и ссыльных, то Сибирь была бы и счастливейшей землей. Назови мне такое место в грешний, где в 25 раз больше людей, исполненных подлинного героизма, любви к свободе, образованных и умных!

Возвращение читать онлайн — Нестерова Наталья

Такое место в мире — Сибирь! Сибиряки — особый тип людей преимущественно русскихобладающих сибирским характером: Домашние три часа назад встали из-за стола. Работники ушли отдыхать в свою каморку. В горенке находились мать с отцом, брат с женой да младшая сестренка. Степану прощались и опоздания, и неучастие в хозяйственных работах.

Степан — власть, председатель сельсовета. Хлебной корочкой Степан подобрал остатки еды в тарелке. Мать терпеть не могла эту его привычку босяцкую, приобретенную то ли когда со старателями в тайге промышлял, то ли когда служил в Красной армии.

Степан поднял голову и застыл на секунду — будет мать его отчитывать или стерпит? Руки матери, Анфисы Ивановны, непроизвольно дернулись, но она не всплеснула ими, сложила на груди. Марфа, жена младшего брата Петра, уронила оловянную чашку, и та гулко покатилась в угол.

Марфа давно, тихо, безответно любила Степана. Отец, Еремей Николаевич, отложил в сторону доску, на которую переводил рисунок оконного наличника.

Младшая сестренка, тринадцатилетняя Нюраня, подскочила к Степану, радостно смеясь, пристроилась сбоку, обхватила за талию.

Нюранин детский смех был чист и уместен, а гогот Петра нелеп и досадлив. Оловянная чашка расколоться не могла, и свекровь ругала Марфу для порядку и для того, чтобы получить передышку, осмыслить негаданную радость. Степану почти тридцать лет, и жениться мать его давно принуждала.

Но у сына был один ответ:. И подыскивала ему невест, одна другой краше и справней. Ту же Марфу взять — Степану предназначалась, да он наотрез воспротивился. За Петьку сосватали — грех был бы такую работящую девку упускать. Двух батраков уволили, как Марфутка в дом пришла. А Степа, из старательской таежной артели вернувшись, в красноармейцы подался, Колчака бил, потом бунт крестьянский подавлял.

  ЕЛЕНА МИХАЛКОВА КОТОВ ОБИЖАТЬ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ FB2 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Размер шрифта («А» посередине — сброс настроек):

Слава Господу, живой вернулся и без ранений. Опять-таки при власти оказался. Хотя пользы для семьи от его власти — как с воробья сала.

Ничего поделать с большаком — так у них старших сыновей называли — Анфиса не могла. Степан не Петька, который по родительской указке жил, а своего ума хватало только сопли подтереть.

Возвращение — Нестерова Наталья — Жребий праведных грешниц 3

Степан — мужик самостоятельный, могутный и телом, и нравом, и словом. Его через колено не сломаешь, сам кого хочешь сломает. Анфиса Ивановна вспыхнула, точно ей нанесли страшное оскорбление.

Рот открыла, а слова не шли, язык не слушался. Огляделась по сторонам в поисках поддержки: Нюраня испуганно к брату прижалась, он ее по голове гладит, успокаивает. Он только плечами пожал, взял доску и продолжил наносить рисунок. Еремей не боялся криков жены, но не любил ее воплей. А громы метать по каждому поводу и без повода — под настроение — Анфиса была мастерица. Низкий поклон за большую честь!

Перед людьми не стыдно! Ты кого в дом вознамерился привести, окаянный? Доходягу шклявую, ни кожи, ни рожи, голытьбу распоследнюю…. Затем тебя мать в муках рожала, чтобы ты позорил ее перед обчеством? Нашел невесту, на которую последний пропойца не позарится! А то ехал бы сразу в Омск, там в богадельне убогих, да калеченых, да умом тронутых тысчи, промеж них получше Параськи нюхлой кого отыскал бы!

Окрутила его ушлая девка, хочет за наше богатство покорыстоваться…. Гнев Анфисы Ивановны занялся, как дрова в печи, разгорался в полную мощь, требовал выхода. Оглядевшись по сторонам, Анфиса Ивановна выбрала в жертвы Марфу, принялась обзывать ее и винить в грехах надуманных, несуществующих.

Марфа покорно, свесив руки вдоль тела, опустив голову, стояла у печи, а потом вдруг простонала горько, прижала к лицу фартук и разразилась плачем, неприлично громким. Все застыли от неожиданности и удивления. Марфа уткнулась лбом в печную стенку и плакала навзрыд. Для того и свекровь, чтобы учить молодуху.

Жребий праведных грешниц. Сибиряки

Слезы невестки — тоже в обычае. Только невестка должна плакать тайно, схоронившись от чужих глаз, а вот так выть положено, только получив известие о покойнике, преставившемся родном человеке.

Выплеснуть горе, а потом во второй раз на похоронах зайтись в горестном плаче. А когда баба по каждому поводу мокроту разводит — это дурной характер и плохое воспитание, изнеженность. Потому что слезы — от себяжаления, а в крестьянском быту никому не нужна работница, которая своими обидами тешится.

Было непонятно, кого он приструнивает — разбушевавшуюся жену или рыдающую невестку. Марфа бочком, по печной стенке скользнула в их с Петром комнату. Следом туда шмыгнула Нюраня. Петр удивленно пожимал плечами и при этом продолжал подгогатывать. Значит, на нее осерчал. Сердце у Еремы доброе, хоть и ленивое. Ему тишь нужна, чтобы со своими деревяшками возиться, а посторонние или родные люди со своими горестями, да и с радостями, только докука.

  КАРТУ АВТОМОБИЛЬНЫХДОРОГ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ НА НАВИГАТОР EXPLAIN СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Турками в селе звали род Анфисы Ивановны. Когда-то ее предок привез в тамбовскую деревню с войны жену-турчанку. Смуглая, чернявая, глаза как угольки, нос ключиком — чисто птица галка.

Может, она по национальности и не турчанкой была, а бессарабкой или албанкой, или с арабских земель — кто ж знает.

Но басурманка —. Крестили Аксиньей, а звали все Туркой. Православной веры сердцем Турка не приняла, под сарафан штаны ситцевые поддевала, русской речи толком не усвоила, в церкви стояла, точно кол проглотила, деревянной рукой крестилась. Зимой мерзла до трясучки. Турке, конечно, приписали и дурной глаз, и колдовство-ведовство. Туркина корова молока давала по ведру в день, хотя Турка никогда положенных обрядов с буренкой-кормилицей не совершала. Или свои басурманские приговоры втайне шептала?

Если у кого-нибудь скот хирел и подыхал, грешили на Турку как на ближайшего и очевидного виновника падежа. На следующий день преставились и новорожденные близнецы. У крестьянок редко двойни бывали, гршениц у Туркиных потомков с постоянством рождались и с таким же постоянством умирали, крестить не успевали.

Это тоже был знак басурманской крови, по общему мнению. Первыми родами и у Прпведных двойня была — маленькие синюшные девочки размером с цыплят, суток не прожили.

В крестьянской среде не хуже, чем в дворянской, помнят, кто какого рода-племени, до пятого колена предков перечислят. Прапрадед был косым, у праправнука глаза правильно смотрят, а все равно Косым кличут. Пришлые праводных, вроде Турки, про которых ничего не ведомо, были обречены на подозрительность и недоброжелательство. После Турки остались двое детей, мальчик и девочка, Анфисина бабка. Их тамбовская деревня была казенной, то есть крепостной, но царю принадлежащей.

Прадед, Туркин муж, как отставной солдат получил вольную, и его потомство, соответственно. Это не добавляло любви к Туркам. Правда, вскоре, еще до общей отмены крепостного права, вольную получили. В жаркий и ветреный июльский день деревня сгорела до последней сараюшки. Дикий пожар не пощадил пашню и лес.

Жребий праведных грешниц. Возвращение (Наталья Нестерова) читать онлайн книгу бесплатно

Правительство не бросило крестьян, а переселило на берега реки Иртыш. О трехлетнем пути в холодную и страшную Сибирь Анфиса знала из рассказов бабушки Феклы. На тракте дежурные избы стояли только в казенных деревнях, где имелось Общество — местная сельская власть, которой вменялось кормить путников, но еда была скудной, и на всех не хватало.